ДетиЧайк

Чудово. Чудеса в деревне. Сказка.

Чудово. Чудеса в деревне

В деревню Чудово Иван  попал случайно. Хотелось побыть на природе, отдохнуть от городской суеты. Родных в сельской местности у него не было. Алексей Рыбаков, напарник и друг, посоветовал поехать к его родне в Чудово.

- У меня бабка там живёт. Она тебя с радостью примет. Ей веселее и ты не пожалеешь, если  съездишь. Места красивые, а люди интересные. Потом ещё « спасибо» скажешь.

Автобус остановился, казалось, посреди леса. Одинокая тропинка вела в сторону от         дороги. – Да, ты не сомневайся, придёшь куда надо. Ну и встретят поди.- успокоил его водитель. Старушки в салоне согласно закивали головами. Иван поблагодарил и ступил на обочину. Автобус газанул и, оставив после себя запах переработанного бензина,  исчез в облаке пыли. Тропинка вела Ивана через берёзовую рощу. От стволов деревьев шло белое свечение. Березки, казалось, нарядились для встречи с ним. От этого настроение у Ивана поднялось. Он быстро шагал, тихонько напевая военный марш. Внезапно, боковым зрением, он увидел серую тень, мелькнувшую в стороне. Весёлость сразу пропала.  Волк- мелькнуло в голове. Не сбавляя хода, Иван поднял с земли попавшую под ноги палку. Конечно, он слышал, что волки летом не нападают на людей, но лучше быть готовым ко всему. Волк близко не подходил, но и далеко не убегал. Видимо, у него тоже были дела в той стороне. Иван немного успокоился. Так шли недолго. Неожиданно роща кончилась на берегу небольшой речки. Через неё был перекинут добротный мост. За мостом, сквозь кусты ивняка, виднелись деревенские избы. Волк тоже вышел к реке чуть выше по течению. Он сел, зевнул с подвыванием и уставился на человека. Явно ждал, когда тот перейдёт реку.

- Хорошо, я пошёл,- сказал Иван и шагнул на мост. Волк поднялся и потрусил за ним. В деревню волк не пошёл, а, перейдя реку, исчез в кустах. Иван облегчённо вздохнул. Деревня была небольшая, всего в одну улицу. Нигде никого не было видно. Как найти Алёшкину бабку Иван не знал. Решил зайти к кому-нибудь. Около крайнего дома всё заросло крапивой. Здесь явно никто не жил, хотя на окнах виднелись занавески. В следующем доме на его стук тоже никто не отозвался. Этот дом был большой, ухоженный. Сразу видно, что хозяин на все руки мастер. На работе, наверное, подумал Иван. Уже хотел уйти, но тут из-за избы вышел невысокий, коренастый мужик.

- Чего хотел, парень?- спросил он, подходя какой-то скользящей походкой.

- Я ищу Марию Егоровну. Вы не подскажете, где её дом.

-  Ты, значит, Алёшкин друг будешь. А то я думаю, кого это к нам в Чудово несёт. Чужие- то к нам не ходят. Дорогу найти не могут.

-Как не могут?- удивился Иван - Там заблудиться-то негде.

Мужик хитро усмехнулся – Так, то ж ты. Тебя-то, видно, ждут. А Егоровна в крайней избе, у леса живёт. Баньку-то с утра топит. Ступай уже, да привет ей от меня передавай. Загляну к ней как-нибудь. Забор просила поправить.- И мужик повернул во двор.

- А от кого привет-то передать?- крикнул ему вслед Иван.

- Так от Волка,- ответил мужик, не оборачиваясь. Иван ошарашено посмотрел ему в спину и пошёл дальше. Подходя к последнему дому, стоящему у самого леса, он заметил у калитки небольшую сухонькую старушку.

- Здравствуйте, это вы Мария Егоровна будете?

- Да, я Мария Егоровна. А ты, значит, Ванюша? Внука моего друг?

- Вам Алексей, наверное, звонил? Рассказал обо мне?

- Зачем звонить? Мы с ним и без телефона в любое время можем говорить. Потом расскажу. А сейчас с дорожки в баньку, попариться. Баня-то она хоть из кого человека сделает. Потом чайку попьём и поговорим.

Через час усталый и распаренный Иван сидел в избе за столом. Старуха угощала его пирогами, шаньгами и душистым, необыкновенно вкусным чаем.

- Вы, Мария Егоровна, обо мне особо-то не хлопочите. Вам же тяжело, наверно. Да и мне многого не надо. Было бы где переночевать. Я, если можно, недельку у вас поживу. Я заплачу, сколько скажете.

- Денег мне твоих не надо. Живи, сколько душа пожелает. А то, что пожалел меня, спасибо. Да, только я же не одна хозяйствую. По дому мне домовуха помогает, Зинаида. Ты её не увидишь, не оглядывайся. Она чужим не показывается, стесняется. Но           хозяйка она отменная. Всё что на столе, её работа. И полы помоет, и постирает. Ты только не забывай ей спасибо говорить. А во дворе люди помогают. Вот Волк обещал забор поправить. Значит сделает. Он у нас мужик серьёзный. Да ты же познакомился уже с ним.

- Да, я забыл, он же вам привет передавал. А почему его зовут Волком?

- А как его ещё звать-то, если он волк и есть. Оборотень он. Волком может быть. Видел, он тебя до деревни довёл?- у Ивана от удивления пирог в горле застрял. Он закашлял.

- Как же вы его не боитесь? Вдруг он кого-нибудь загрызёт?

- Это Григорий-то загрызёт?- бабка засмеялась тихоньким смехом.- Да ты добрее человека не сыщешь. Нет, парень, не Волка нам надо бояться.- Вздохнула она.- Где же тебя, мил человек, спать положить? В избе или на сеновале?

- Если можно, то на сеновале.

- И то верно, там свежо, сено духовитое и спится лучше. Зинаида тебе постелет. Отдыхай. Утро вечера мудренее.- Ночью Иван проснулся от странных звуков. Кто-то плакал и стонал где-то на чердаке дома. Гость настороженно прислушивался. Стоны смолкли под утро.

Утром Иван долго умывался у колодца. За столом спросил Марию Егоровну о ночных звуках.

- А, это Васька. К дождю всегда плачет. Привидение наше. Никогда не ошибается. Наверняка к вечеру гроза соберётся. Можно огород не поливать сегодня.

- Откуда же у вас привидение взялось?

- Васька-то. Даже не знаю, приблудное какое-то. Утром встала как-то, а он тут как тут. Оставила его у себя. Что ему по свету мыкаться. Вот теперь на чердаке и живёт. И я, и Зинаида к нему привыкли. Оно безобидное, да ещё о дожде предупреждает. Всё какая-то польза. Ты, Ванюша, чем сегодня собираешься заняться? Тут Волк пришёл, ты бы помог ему забор поправить, чтобы до дождя успеть.

- Конечно, помогу,- ответил Иван, выходя из-за стола. Волк уже ждал его на крыльце. Иван с интересом разглядывал мужика. Это не осталось незамеченным. Волк с усмешкой ответил на приветствие.- Ты, Ваня, меня не бойся. Я свой дар кабы так не использую. Такое беречь надо.

- Откуда же это у тебя? – Иван уже спокойно заговорил с оборотнем.

- Так это у нас семейное. Дед и отец были волками. – Волк поправил очередной столб.- Я здесь лесником работаю. Участок большой, везде на человеческих ногах не поспеешь. А как волк я участок каждый день могу обежать.

- Лес у вас здесь красивый.

- Да, ты ещё леса-то не видел. То ж роща с берёзками была. Вот я тебя завтра до Дальнего болота свожу. Там лес так лес. У нас на Дальнем даже нимфы сохранились.

- Какие нимфы?

- Неужто не слыхал? За природой которые ходят. Зверей, птиц, растения всякие оберегают, да растят.

- Так ведь нимфы это из мифов древнегреческих?- удивлённо спросил Иван.

- Ну, на счёт мифов я не знаю, а только у нас на Дальнем болоте их целое семейство. Зелёные такие, невысокие. Завтра сам увидишь. Давай-ка заканчивать с забором, а то вон, всё небо затянуло. Скоро дождь пойдёт.- Последнюю доску приколачивали уже под дождём. Как не звала баба Маня остаться на чай, Волк убежал домой.

- И правильно,- оценила его старуха. – Его Дуня из города спешит, нужно её встретить,- проговорила она, собирая на стол.

- А откуда вы всё знаете, что в деревне делается? Вы же сегодня дальше огорода не выходили?

- А мне, Ванюша, чтобы всё знать, не нужно это видеть глазами. Это же моя деревня, я здесь родилась, здесь и помру. Мне тут каждый человек знаком, кто о чём думает, кто чего хочет,я здешнюю жизнь, как свою ладошку знаю. Так что же от меня здесь укрыться может? – Мария Егоровна строго посмотрела на гостя.- Вы с Гришей на Дальнее болото завтра собрались, так ты пораньше спать ложись. Он тебя на рассвете разбудит. Дорога туда неблизкая.

 Вставать пришлось, и правда, очень рано. Баба Маня ещё спала, но домовуха Зинаида уже собрала на стол и приготовила в дорогу узелок. Волк обстоятельно уселся за стол: « Люблю я Зинаидины пироги. Моя Дуня такие не умеет стряпать». Его слова, видимо, понравились домовухе, потому что перед Григорием тот час появилась кружка с горячим, душистым чаем. Не забыв поблагодарить, мужчины вышли из-за стола и отправились в путь. За деревней некоторое время шли по тропинке, но затем она пропала. Однако Григорий, не задумываясь, держал направление. Лес вокруг был тёмный, какой-то настороженный. Чем дальше они заходили в чащу, тем тревожнее становилось на сердце. Наконец Иван не выдержал - Всё, не могу больше. Что ж они такие злые?-  сказал он, кивая на деревья.

- Что почувствовал? Это они тебя не пускают. Ничего, сейчас всё уладим. Ты подожди меня здесь. Я скоро.- Григорий отошёл за дерево и сейчас же оттуда выскочил волк. Он побежал в сторону и вскоре там раздался высокий, протяжный вой. Иван присел на поваленный ствол, приготовившись ждать. Он чувствовал, что лес разглядывает его. Чувство было неприятное. Внезапно всё прошло. Вновь стало дышать легко, тревога исчезла. Тут из-за деревьев вышел Григорий:

-Ну, как? Полегчало? Я их успокоил. Чужих они не любят.

- Кто не любит? – Ну, лес,  что-ли. Короче, сам поймёшь, если захочешь.

К болоту они вышли как-то неожиданно. Только что была чаща, и сразу огромное открытое пространство. От такого простора захватывало дух. Сколько охватывал взор, кругом было болото. Местами оно заросло кустарником, кое-где виднелись чахлые деревца. И везде стояла высокая  трава. А ещё поражал гомон, стоявший над болотом. Птицы, сотни, нет, тысячи птиц совсем непуганых человеком. Они с криками летали по своим птичьим делам, плавали в болотных протоках. Иван ни разу не видел одновременно столько их. Зрелище было удивительное. Казалось, что именно такой и была наша Земля до появления на ней человека.

- Погоди,- прошептал ему на ухо Григорий - сейчас увидишь. Я слышу, нимфы идут. Стой спокойно и молчи.

Легко было сказать « стой спокойно», сердце стучало, как молот. Никогда Иван не верил ни во что сверхъестественное и вдруг, за пару дней, столько всего необычного. В просвете кустов показалось какое-то движение. Иван моргнул. Нет, глаза его не обманывали. По болоту, по промоинам в их сторону что-то двигалось. Как будто две зелёные кочки научились ходить. Они одинаково легко двигались как по земле, так и по воде. От них не исходило ни звука, ни топота, ни плеска. Казалось, нимфы плывут по воздуху. Птицы совершенно не боялись их и не обращали на них внимания. Но там где прошли нимфы, трава становилась гуще, больные птицы выздоравливали, а птенцы быстрее росли. У Ивана от неподвижности затекли ноги. Он осторожно переступил с ноги на ногу. Этого хватило, чтобы нимфы моментально исчезли. Григорий, только что бывший волком, обернулся человеком.

- Всё, сегодня больше не покажутся. Пугливые очень. Да и понять их можно. Раньше-то нимф полно было, а теперь совсем редко увидишь. Может, только здесь и остались.

- А кто они, люди или животные? – задумчиво спросил Иван.

- Как ты думаешь, я кто? Человек или животное?- усмехнулся Волк.

- Ты, понятно, человек. Ты же разумный.

- Вот и они разумные. Ещё разумнее многих. Только вид у них необычный. Необычный для человека, а для птиц, например, вполне нормальный и для зверей. Так вот как тут судить? – Волк пожал плечами.

К вечеру вернулись домой. У калитки опять стояла Мария Егоровна и поджидала их.

- Баба Маня, как вы узнали, что мы идём?- удивился постоялец.

- Так мне сорока на хвосте весточку принесла,- заулыбалась хозяйка.- Вон ещё что-то расскажет. – Иван увидел, что на забор уселась белобокая птица. Она громко прокричала и улетела. Мария Егоровна всплеснула руками: - Ну вот, опять Акулина чудачит. Пойду, успокоить её нужно. Как бы чего не натворила,- и она засеменила по улице к реке.

- Пойдём, Иван, посмотрим. Вот опять смеху-то будет,- засмеялся Григорий.

- А кто это такая, Акулина?

- Да это наша русалка, - ответил, продолжая смеяться Волк.- Пошли, сам увидишь.

- Что значит русалка? Разве они существуют? – растерянно пробормотал Иван, поторапливаясь за мужиком.

На берегу собралось много народу. За всё время, пока он жил в деревне, Иван ни разу не видел столько людей. Детей, правда, было не много. Все весело смеялись, глядя на реку. Там, в воде плавала девушка. Сначала Ивану показалось, что она тонет. Но приглядевшись, он понял, что она плавает и  играет. Акулина хохотала, вытаскивая из сетей рыбу. На берегу бегал старик. Он то кричал в сторону реки и махал кулаками, то плаксивым голосом просил людей помочь ему и успокоить девку. Иван с удивлением увидел, что у неё вместо ног был большой, красивый рыбий хвост.

- Это что, она действительно русалка?- спросил Иван у стоявшего рядом мужчины.

- Да, она самая,- ответил тот и посмотрел на молодого человека. От изумления Иван замер с открытым ртом. Перед ним, в обычной человеческой одежде, стояло дерево.

- Простите, не успел преобразиться,- улыбнулся сосед, увидев испуг горожанина.

- Вы, должно быть, гость Егоровны? А мы древни, не бойтесь. Минут через пять я стану таким же, как вы, - добродушно проговорило дерево, на котором уже ясно были видны контуры лица, руки и один ботинок.

В это время баба Маня, подойдя к воде, сделала несколько еле заметных движений. Акулина тут же перестала хохотать, подплыла к берегу и отдала сети старику. Тот без особой печали взял их и тут же бросил. Было видно, что они ему вовсе не нужны. А девушка одела поданный ей кем-то халат и вышла из воды. Иван голову дал бы на отсечение за то, что секунду назад ног не было. Однако сейчас Акулина шла от берега как обычный человек. Все начали расходиться по домам. Волк быстро попрощался с Иваном и побежал догонять Акулину.

- Погоди, соседка, провожу до дому.- Сказал он догоняя.

- Ну, проводи, коли жены не боишься,- усмехнулся старик.

Баба Маня покачала головой, глядя им в след.

- Пойдём и мы, Ванюша. Ночь уж на дворе. Чайку попьём и спать. Утро оно вечера мудренее,- они потихоньку направились к своей избе. Там Зинаида уже накрыла на стол и приготовила постели. За чаем Иван твёрдо решил расспросить Марию Егоровну обо всём: и о русалке, и о человеке- дереве, и о самой хозяйке. Всё обо всех. Но едва он подумал об этом, сонная тяжесть навалилась на него. Иван решил, что расспросит обо всём завтра и пошёл спать.

На другой день Иван проснулся поздно. У бабы Мани кто-то был в гостях. Из раскрытого окна слышен был разговор. Хозяйка рассказывала гостье о каких-то кулинарных рецептах: « Возьмёшь вот эту травку. В масле её прокипяти. После остуди и добавь семя полыни».

Иван решил не мешать женщинам и побежал на речку искупаться перед завтраком. На берегу стояла Акулина. Сегодня она была печальна. Девушка сидела в позе Алёнушки с картины Серова. Иван поздоровался, в ответ она только кивнула головой.

- Почему вы сегодня не купаетесь?- спросил он.

- А ей Егоровна запретила неделю в воду заходить. Видишь, какая она грустная сидит. Хочется, небось, в водичку. А ты не дури, не дури. Вчера вон чего вытворяла,- затараторил появившийся неизвестно откуда вчерашний старик.

- А что она сама говорить-то не умеет?- спросил Иван.

- Нет, конечно,- отмахнулся дед. – С чего ей говорить, она же рыба. Подумаешь, на бабу похожа, а всё равно рыба.

Девушка сердито зыркнула глазами  на старика, вскочила на ноги и побежала в деревню.

- А вы кто ей будете?- продолжал расспрашивать Иван. Старик приосанился и с важностью проговорил: « Муж я ей, муж. Самый натуральный, с молодых лет. Только видишь в чём дело, я-то со временем постарел, а она, подлая, нет. Вот и маюсь теперь на старости лет с вертихвосткой. Была бы внучка, замуж бы отдал. А жену как отдашь? Они, рыбы-то эти, слышь, лет двести, а то и больше живут». Старик махнул рукой и пошагал догонять супругу. Иван долго сидел на берегу, обдумывая всё, что узнал и увидел за эти дни. Было такое чувство, как будто попал в сказку. И в то же время, всё казалось таким знакомым и родным, словно вернулся домой после долгого отсутствия. От этой раздвоенности было и страшно, и хорошо. Страшно от того, что разум понимал,- так быть не может. Не должны существовать оборотни, русалки и прочие чудеса. А хорошо потому, что он сам был частью этой сказки. Только очень, очень давно. Так давно, что забыл о нём. Наконец Иван встал и пошёл домой. Мария Егоровна встретила его упрёком: « Что же ты, Ванюша, не позавтракал. Разве можно на голодный желудок всякие мысли допускать к себе. Так ведь неизвестно до чего додуматься можно. А ты ещё и у речки сидишь. От реки-то всегда на разные думы тянет. Садись скорее за стол. Зинаида давно заждалась». Иван прошёл в избу. Но за столом не удержался и спросил: « Мария Егоровна, а почему у вас в деревне так много необычного, волшебного что ли?».

- Волшебства не знаю. А что насчёт необычного, так его везде много. Только люди спешат, им некогда остановиться и приглядеться. Живут в большом доме. Вроде все вместе, а бывает, даже соседа по имени не знают. Как уж тут что-то необычное у него заметить, когда его самого не замечают. А в деревне всё на виду. Тут ничего про себя не скроешь. Все всё видят, все, всё знают. А волшебства у нас нет. У нас как матушка Природа постановила, так и идёт. Да, ты ешь. Чаю горяченького добавь.

- А откуда же оборотни взялись, русалки - все эти чудеса в деревне?

- Да ниоткуда. Они всегда были. У Гриши и отец, и дед, все были оборотнями. Также и Акулина. Только у неё по женской линии это идёт. Но вот дочери не передалось. Дуня, жена Волка, дочка русалкина. На вид-то уже старше матери. Акулина-то не стареет. Что же ещё у нас необычного? Вот разве моя Зинаида. Так нет, домовые в каждом доме есть. Васька- привидение, это, конечно, редкость, но тоже бывало не только у нас. Так что не знаю как тебя понять. Всё у нас как у всех. Поел? Пошли, я с тобой по лесу немного пройдусь. Нужно мне кое - какие травки собрать. Глядишь, грибов наберём, - поднялась из-за стола хозяйка. – Погодите, баба Маня, а то дерево это кто?- не унимался гость. – Древни-то? Так они ещё раньше нас здесь жили. Первые дети матушки. Люди уж после появились. Поздние и самые строптивые, да непослушные.

Позже, в лесу, Иван опять вернулся к разговору: « Мария Егоровна, а почему в деревне все вас слушаются. Я заметил, вы всех учите и воспитываете?». Старуха улыбнулась: « Так я же ведунья. За всю деревню в ответе. Обо всём ведаю. Кто заболеет - полечу, кто забалует - поругаю. Порядок во всём должен быть, а иначе что же получится? Одно безобразие.

Через несколько дней Иван уезжал домой. Зинаида приготовила ему большой узелок с пирогами на дорожку. Ещё полная сумка гостинцев ждала его на крыльце.

- Ты, Ванюша, приезжай к нам ещё. Как надумаешь, только вспомни обо мне, я уже буду знать и мы тебя встретим. Внучку моему привет передавай. Что-то давно не приезжал к нам. Волк тебя проводит.- Она долго ещё стояла у калитки, глядя им в след.

У места, где неделю назад встретились, Иван с Волком попрощались, крепко пожав друг другу руки. Затем Григорий отошёл в сторону и, оборотившись волком, побежал обратно в деревню. Едва Иван подошёл к обочине, на дороге показался автобус. Тот сразу остановился, подсаживая попутчика.

- Откуда идёшь?- спросил доброжелательно водитель – Здесь деревень-то нет.

- Из Чудова. Вы же сами меня неделю назад подвозили, - ответил Иван.

- Нет, парень, ты что-то путаешь. Не мог я тебя подвозить. Я в отпуске был. Второй день как вышел на работу. Да и деревни Чудово нет у нас. Хоть кого спроси. Да, бабоньки?- крикнул он в салон. Сидевшие в автобусе старушки дружно закивали головами.

"Чудеса в деревне, сказка, да и только ", -покачал головой Иван.

 Автор Седегова А.Н.   

 

 

    

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Материалы сайта содержат информацию 5+ Являются авторскими, представлены для личного ознакомления. Скачивание и распространение в интернете разрешается с письменного согласования с администрацией сайта. При копировании обязательна прямая ссылка на сайт http://detichaik.ru Авторство защищается законом. © 2013 — 2018